Ложных рёбер мечта о розовых крыльях



Уныние вечера перешло через половинный каданс*. Подолом чёрного, атласного платья накрыла ночь мой город. Луна молчит как подсудимая, которой скоро предоставят последнее слово. Лишь под утро ночь отпустит её как невиновную.
Помнишь, в день нашего последнего разговора я прикрыла рукой твои губы. Так арфистка прикасается пальцами к струнам, чтобы они умолкли. Но твои последние слова о любви до сих пор звучат во мне.
Время... Оно бежит двумя стрелками- ножками разной длины по циферблату и лишь изредка садится на шпагат поперечный.
Мне всегда грустно. Чингисхан родился со сгустком крови в руке, а я родилась, наверное, с комочком грусти в сердце, в час, когда о любви шёпотом спросила у рассвета – вечно ноющая осень...
Я порвала все твои фотографии. Но каждая из них в моей памяти. Я так часто смотрела на них, что помню каждую деталь. Почему- то чаще всего вспоминается тот снимок, где ты у водопада.
Я живу, как и прежде. Убиваю вдохновение таблеткой снотворного. Улыбаюсь комплиментам чужих мужчин. Вижу сны, которые никогда не сбудутся.
Сновидения не оставляют на душе рисунка гравёрного, как умеют это прощания.
Хочешь, я расскажу тебе из чего состоит боль? Как рождается она и не умирает.
Боль не знает границ. Всё ей родина – и поперёк и вдоль. Всё ей музыка – и молитвенный шепот, и неистовый вопль.
Я часто спрашивала себя: Что даёт человеку любовь? Ответ пришёл ко мне недавно. Любовь даёт человеку желание жить бесконечно. А одиночество порождает только страхи и охоту исчезнуть. Раствориться в недрах вселенной так словно человека и не было никогда на этой планете...
Недавно я устроила на работу подругу. Все говорят, что у меня лёгкая рука. Рука- то, может, и лёгкая, только сердце стало тяжелым. Иногда мне кажется, что оно вот – вот сорвётся с петель и, ломая как рейки истинные** рёбра вылетит из меня. А рёбра ложные** останутся спасёнными как женщины, которые часто лгут. Жаль, что я не могу совершить планирующий полёт подобно летучему дракону***. Его ложные рёбра поддерживают полукруглые крылья...
У мук моих есть только один свидетель – бумага! Она то знает, как лениво режет веру в новый день – обсидиановым ножом разлука. Недаром такие ножи из вулканического стекла называли в древности обломками костей сатаны. Их чёрные лезвия могут быть острее ножей из железа. Может быть поэтому, не было больно вере моей с первым надрезом...
По гороскопу друидов я вычитала, что моё дерево рябина. Не правда, это. Мне больше подходит солончаковый ежовник, что выживает на засоленных почвах.
Женщина, не ставшая плодоносной, боится своей же тени, как привиденьевых фигур. Хорошо если не сломает одинокое деревце ветер- самодур...
Я сделала невозможное. Оторвала себя от тебя. Обстоятельства приняли это как должное.
Сердце устало и избавилось от многовековых, безутешных грёз.
Но осталась моих ложных рёбер мечта о розовых крыльях...

Каданс* – фр. сadence- «падение»- гармонический оборот, завершающий музыкальное произведение и сопровождаемый ритмической остановкой

Истинные рёбра** – первые семь пар рёбер, ложные рёбра- крепящиеся к хрящам других рёбер

Летучий дракон***- небольшая ящерица рода агамовых

16 декабря 2008 г.