Индейские серёжки из чешуи…



Я иду неспеша по тонкому кашемиру снега. Я забыла тепло зелёных льняных полей!
По стёртым от разлук следам любви иду тебе навстречу.
Я оставила дом, в котором даже книги молчат.
Они умолкли с тех пор, как оторвали с них плетённые ляссе чьи-то грубые руки.
Моя гордость встала перед болью на колени и умоляла – Пощади!
Верой рисую завтрашний день, который снова станет вчерашним через несколько земных часов.
Я устала падать с крыши на рельсы. А потом идти под зонтом к остановке, где уставшие лица...
Уставшие, словно родились на свет такими...
Уставшие от чего? От того, что нет тепла на краешках одеял?
В час бессонницы страх одиночества голод свой утолял...
Мои руки, как ветви гвоздичного дерева, повисают вниз.
Твои слова, нанизывая на леску памяти, я ношу вместо бус.
Я украла платье из сканого шелка у одной из Муз...
Я всё та же... Ненавижу себя за слабость. Хочу быть наглой и самодовольной!
Глупой, нескромной, смелой! Ветреной, легкомысленной! Я хочу БЫТЬ!
Невыдуманной кем-то, а выбранной тобой! Не называй меня чужой...
Моё сердце, словно сканер штрих- кода, распознает тебя, даже если ты повернёшься ко мне спиной...
В час, когда рассеется над рекой туман полуседой...
Когда теряешь любовь – теряешь себя. Не слышишь своё имя. Не знаешь свой возраст.
Не знаешь, кем будешь завтра... Только учишься внутри себя летать...
Ночь уронила пустоту. Не прощённые кем-то, смеялись мне вслед.
И остался вкус каркаде на устах озлобленных ...
Их скоро ураганы в сторону гор святых швырнут...
Я открыла все запретные двери. Пусть раскрывают рты! Я не дантист. Я- шут!
Боль моя загустела, как мармелад с горьким вкусом...
Каждой ниточкой света, я зашиваю порезы от собственных лезвий гнева...
Ты не знаешь, где слёзы берут начало? Их химический состав обжигает кожу на веках.
А дожди понимают больше, чем люди... Дожди играют на клавишах крыш прелюдии...
Кто-то скажет – это не любовь. Кому всевышний дал право судить о любви?
Никому! Не потому ли, что слово «секс» произносят люди чаще имени Бога?
Я умела тебя любить без мимолётного «завтра», одного на двоих...
Завтра... Как много оно обещает...
Словно у него украла что-то сестричка по имени «вчера»
Мне прошлой ночью снилась чёрная трава... Я хотела забыть этот сон.
Но всё равно почему-то помню... Укради меня из хаоса цивилизаций в немые воды...
Спрячь там, среди синих водорослей... Сорви для меня водяные орехи.
Я поймаю ильную рыбу оливкового цвета, с чёрным пятном на хвосте.
Поиграю с ней и отпущу, не требуя исполнить мои желания.
Разве, что попрошу толкование этого странного сна.
Забудь те слова, которые я произнесла в понедельник с умным выражением лица...
Вспомни, как было сладко нам смеяться по пустякам...
Хочешь, мы снова вернём мечты, которые забыли, как игрушки на чердаке?
Я хочу придумать такие слова, в которые ты поверишь...
Поверишь и на сердце наклеишь...
Я люблю тебя... Слышишь? Меня слышат сейчас даже Наветренные острова...
Может быть, эхом донесутся эти слова и до Подветренных островов?
Скажи, что ты меня любишь... Повтори это слово, как небо повторяет осенью дожди...
Когда роняет дубовая роща на землю жёлуди похожие на бигуди.
Как молящийся повторяют молитву... Пусть услышат это слово даже камни Корнака!
Я хочу быть любимой тобой и только тобою!
Не теряй моё имя, как теряла в веках скала Аутана* перевёрнутые знаки...
Эти знаки стирали грязными пальцами обезьяны -ревуны, издавая пронзительные вопли.
Там, где сливаются белая и чёрная реки, и гнездится на деревьях алый ибис, эти знаки понимали только двое...
Ты и Я... Ветер принёс мне твоё – Люблю!
Я иду неспеша по льну зелёного поля. Я забыла холод кашемирового снега!
Мы победили разлуку!
Путается в моих волосах твой подарок – индейские серёжки из чешуи пируруку...

Аутана*- скала в Венесуэле.

Пируруку**- рыба

7 декабря 2007 г