Недочитанное небо



Абильдинову Нурлану

Над городом не моим, и не твоим – веками и людьми – недочитанное небо
Молодой серебристый полумесяц под утро похож на луковое полукольцо,
Что небрежно упало с нарезной доски на столешницу из темного камня...
Я гадаю по окнам и знаю, в каких витают сны о весне, и о цветущей вербе
А мои видения забываются сразу, и не найти уже памяти снов-беглецов
Пусть. Даже если эти не пойманные сны украли смыслы тысячегранные.
Я ловлю воспоминания своей непонятной грустью, словно бабочек сачком
Не любят меня эти переименованные города... Давай уедем в Джезказган?
Только там живёт ещё наше детство, под каждым обсыпанным потолком
Мне давно всех крашенных роз дороже степной подснежник и тюльпан
Ржавые каркасы качелей может, помнят ещё наши тёплые детские руки?
Я не забыла вкус хрустальных сосулек свисающих с козырьков гаражей
Я хочу джезказганский молочный коктейль. Больше нигде не делают такой
Помню, как стряхивала мохнатый снег с маминой шапки из лисы-чернобурки
А свои колючие шерстяные варежки называла шутя мешочками для ежей...
Ты помнишь, как каждая мама пахла в детстве снегом и «Красной Москвой»?
Я хочу в Джезказган! Туда где пили пиво с куртом, и не запирали двери
Где запекали картошку в костре и толпой ловили раков на берегу Кенгирки,
И было счастьем-объявления по радио о морозах, значит не нужно в школу,
Но можно во двор, в объятия снега, а потом сушить одежду на батареях
И вопреки запретам есть шоколадное мороженое с простуженным горлом
У меня давно другая уже прописка. Но я хочу, хочу, хочу в Джезказган!
Город, в котором я теперь живу, работаю и мечтаю, всё равно – не родной
Моё ещё неповзрослевшее сердце, тихо просится в детство, а значит домой
Над городом не моим, и не твоим – веками и людьми – недочитанное небо...

14 февраля 2009 г.