Дожди в Чикаго



Прости за то, что я ушла... Кто торопился в неизвестность, знает как это холодно.
Уходить от любимого всё равно, что идти по снегу в сандалиях.
Когда падают к ногам ягоды черноплодной рябины, так похожие на твои глаза.
За свет твоих глаз я бы вынесла все ордалии*!
Будь то раскалённое железо или ледяная вода...
Снег не согревает, как шерсть кашгорских коз. Он только с высоты кажется тёплым.
Прости, что ушла, не сказав ни слова.
Высказалась статуэтке русоголовой, той которую ты подарил.
Есть слова, которые проще сказать чужим. Тем, кто не знает даже имени моего.
Моё настоящее имя знают трое: мама, ты и знахарь-шептун.
Нет, лгу. Ещё знает попугай — болтун. А значит, скоро узнают все...
Незнакомым доверяют больше. Неизвестности верят сильней.
Мы знакомы с тобой половину жизни. Кто же гонит время словно коней?
Боже! Пусть замолчат псевдосудьи любви!
Нет законов любви — не должно быть и судей!
Какая разница им, что случилось между нами? Что изменят они?
Главные «судьи» — свои рассветы почему-то встречают одни...
Мои смех и улыбки как камуфляж искажают контуры моего «Я»
Я- сандаловое деревце. Только краски мои не синие, не красные, а прозрачные!
Что смеётесь вы, сплетницы- подруги? Вы как растения тайнобрачные** — спасаетесь поливая листья свои табачной водой. От вредителей? Нет, от самих себя...
Каждый мужчина хочет видеть во мне ту женщину, которую придумал.
А я выхожу за рамки этих образов, и оправдываюсь: Извините. Я не такая...
Для кого-то я оказалась слишком правильной, для кого-то слишком серьёзной.
Для кого-то слишком печальной... Ещё тысячи «Слишком»!
Для тебя одного- я была не придуманной...
Ты пришёл в мою жизнь в тот «вечный час», когда от меня отвернулся мир.
И душа как уставший от выстрелов тир, упала на высыхающую траву...
До встречи с тобой я спрашивала себя: Зачем я живу? Мне не было жаль умереть.
А когда ты поцеловал мои ладони, похожие рисунком на жатые ткани, вопрос о смысле жизни ушёл, зацепив на крючок ответ.
И душа увидела в темноте полусвет...
Прошлое как двухцветная змея пеламида. Первым цветом — уходящее прошлое.
Забываемое, сдуваемое...
Вторым цветом — неисчезающее прошлое. Остающееся, вопиющее. Оно остаётся на век как менгиры- длинные камни, которым предназначено целовать землю...
Я люблю тебя! Когда я называла себя дьяволом, меня начали боготворить обиженные...
Душе от этого не стало легче. Когда ты меня любил, меня боялись враги.
Однажды ты ушел, и меня стали бояться даже друзья. Моя сила в твоей любви...
Мне снился этой ночью сон, что на моей груди висел кулон из бадахшанского лазурита. А ты поднимал меня на руки... Поднимал меня над землёй...
Теперь я понимаю, почему этот камень египтяне назвали «камнем неба»
Синий цвет как будто у небес унаследован и окроплён водой...
Снилось ещё, что женщина в чёрном, писала на каменной плите огамическим письмом*** слова прощания. Нанося на линии точки — гласные буквы.
А от этих линий штрихи — звуки согласные.
И подползали к её стопам детки морской змеи пеламиды. Той самой, которая в образе прошлого. На спинах этих змеёнышей были начертаны две буквы — НЕ
НЕ — всегда подползает к душе как предатель. НЕ бойся! НЕ забывай! НЕ прощайся!
Прости, что я ушла... Я всегда буду твоей. Миллионы секунд моей жизни — посвящены тебе. Твоим снам. Даже если эти сны не обо мне...
Я, как выброшенный из окна талисман, будучи повешенной на чужую, не твою грудь буду хранить тебя... Я всегда буду только твоей! И забуду все другие имена, которыми зовут меня окружающие. Я буду помнить короткое имя, которое придумал ты.
Ты называл меня — Моя...
Кто-то скажет тебе, что я стала легкомысленной и даже развратной. Что возможно, всегда я была такой... Я уверена, ты не поверишь! Для тебя одного я была и останусь святой.
Прости, что я ушла... Лишь только я и ты знаем причины неизбежного расставания...
Мы, как сообщники никому не выдадим их...
Скажи мне вслед — люблю... Я услышу! Мне это нужно услышать!
Я готова забыть все другие слова... Скажи, зачем человеку нужно, чтобы его продолжали любить? Ты меня не любишь — я живу. Любишь — тоже живу.
Почему же так важно чувствовать себя любимой даже расставшись? Всё равно, что желать, чтобы в Чикаго чаще были дожди... Ничего не изменится, а сердцу лишний вздох.
Я всегда любила дожди. Жаль, что они не приходят в январе в мои рыжие степи...
А в Чикаго, я знаю, часто бывают дожди зимой
Я забуду тебя, может быть в следующей вечности. Иншалла****!
Ветер мне вслед чуть слышно читает «Сатанинские стихи» Рушди.
Прости! Прости, что я ушла...
Знай, мне очень важно, чтобы в Чикаго не прекращались дожди...

Орда’лия* — (англосакс. ordal (истор.)- в средние века — т. наз. «суд божий», т. е. испытание обвиняемого какой-н. пыткой (напр. огнем, водой), которую он должен был выдержать, чтоб доказать свою невиновность.

Тайнобрачные растения**- группа растений, не имеющих цветков (папоротники, плауны, селагинеллы, полушники, псилотовые и близкие к ним растения)

Огамическое письмо*** — буквенное письмо, употреблявшееся кельтами и пиктами на Британских островах.

Иншалла!**** — Если на то будет воля Аллаха! (арабский)

6 января 2008 г