Маковые родинки



«Деревья перешептывались о вечном. Я вчера рисовала дождь, пальцами слез на железном стекле. Завтра станут словами-ночи беззвучия. Мы с тобою штрих-кодом Неба помечены. Мы с тобой просто две точки в небе... Сегодня — счастливые...»
Кимма

«Про-щай!» - повторила вполголоса Эльмира, и последовательно нажала копьём мышки на Пуск -

Выключить компьютер.

Она вышла на улицу и направилась в сторону центрального парка. Лица прохожих по кадрам на секунды отражались в её глазах. «Предосеннее настроение ноября на лицах прохожих, которые пришли со мной в эту жизнь из других планет. Мы, чужие друг другу сограждане прячем свои души за вежливыми „извините“ и „пожалуйста“, когда наступаем на ноги. Наши души — гуманоиды. Полжизни прожили на планете Земля и не привыкли. Трогаем руками страха каждый свой новый день, как посетители музеев испуганно трогают экспонаты. Небо, конечно же, не совершенное, но для меня всегда священное. Небо мой вечный свидетель» — писала на стенах своей души — пирамиды невидимыми чернилами свои мысли Эльмира. Завтра её встретит другой город...

«Здравствуй, Шамиль!

Сегодня я расскажу тебе всю правду о своём прошлом. Завтра уже не смогу. Постарайся меня понять. Я порвала последнюю фотографию Олега. Так я пыталась порвать прошлый день. Помнишь, я говорила тебе, что он погиб? Я лгала. Он жив, и живёт в моём родном Самарканде. Мы познакомились с ним пять лет назад. Однажды, зимним вечером я ехала по трассе, и увидела его горящую машину. Олег лежал неподалёку на снегу, весь в крови, в двадцати километрах от города. Не знаю, откуда я тогда нашла силы поднять его и привезти в больницу. Я не знала кто этот мужчина, но очень хотела, чтобы он выжил. Когда врач сообщил, что нужна кровь, я, не раздумывая, отдала ему свою, которая совпала с его группой крови. С того дня мы уже не имели права быть чужими...

Олег стал называть меня сестрой. Через месяц я была почётным гостем на его свадьбе. Никто не заметил, как весь вечер на свадьбе он смотрел на меня любящими глазами.

Я знала, что на меня смотрит не названый брат. На меня смотрел мужчина, которого я искала всю свою жизнь. Я произносила тост, дрожащими руками сжимая в руках микрофон, и благословляла его на счастье с другой женщиной. Как сестра. Мудрая женщина во мне говорила умные и красивые речи, а глупая девочка просила- не люби её! Будь моим! Он услышал голос глупенькой девочки... Через неделю после свадьбы Олег сказал мне, что любит меня. Я сдерживала себя, чтобы не броситься в его объятия и не отпустить. Я должна была продолжать играть роль сестры. Его родители обожали меня. Лишь супруга чувствовала не родственную привязанность между нами. Я боялась захватившего меня чувства, и обижалась на Судьбу за то, что я встретила его в тот момент жизни, когда он был уже обручён с другой. Я шла против обстоятельств как форель, которая поднимается вверх по воде. Однажды, когда Олег поцеловал меня на мосту, я поняла, что никогда уже не смогу полюбить другого мужчину. Вместе с кровью я отдала ему свои сны, мечты, боль и любовь. Я всегда была уверена, что любовь живёт в каждой капельке крови, которая пробегает по каналам сердца как вода между гор...

Но всё тайное становится явным. Через некоторое время все знали о том, что мы любовники. Все те, кто считали меня спасительницей жизни, стали называть шлюхой. Мне не важно было, какими именами меня называют люди. Я гордо носила имя — любимой. Но счастье было недолгим... У него родилась дочь и я поняла, что не смогу его оторвать от семьи. Его дочь, отчасти и моя дочь тоже. В её жилах течёт и моя кровь...

Я собрала вещи и покинула Самарканд. Солгала Олегу, что выхожу замуж.

Он поверил и отпустил меня. Так я приехала в чужой город Уральск. Судьба мне послала встречу с тобой. Я думала, что смогу тебя полюбить. Решила. Сердце не ежедневник, на нём не поставить галочку, чтобы выполнить задание в назначенные сроки. Ты не виноват, что я продолжаю блуждать в своём прошлом, куда нет пропуска другим. Двери нашего с тобой прошлого расположены на разных концах коридора жизни. И нам не суждено войти в одну дверь завтрашнего дня. Прошлый день не повторится. А будущий день может повториться? Да. Если продолжать жить вчерашним днём. Делать шаг навстречу прошлому дню — делать шаг назад. Я все это время спрашивала себя: Почему я словно стою на месте и не двигаюсь? Так прост был ответ. Этой ночью в поединке с бессонницей я поняла - потому что всё это время, я делала шаги назад. Я жила прошлым. Я понимаю, что нужно поставить шлагбаум по дороге в прошлое. Понимаю, но не могу...

Прости меня Шамиль. Я люблю Олега до сих пор. И всегда буду его любить... Этой ночью я покидаю Уральск и улетаю в Стокгольм. Не смогу смотреть в твои глаза... Пусть электронные буквы скажут тебе всё это... Прости и Прощай! Эльмира»

Олег прочёл письмо, сидя в офисном кресле, и его колено нервно дёргалось всё время, пока он читал. Эльмира всегда была рассеянной. И когда он начал читать первые строчки, сразу понял, что она перепутала е-майлы. Электронный адрес Шамиля был похож на адрес Олега с разницей в две буквы. Бывают же такие совпадения — думал Олег, перечитывая письмо. Он посмотрел на время. Она отправила письмо 10 часов назад.

Эльмира... Что ты натворила, Эльмира? Все эти годы я думал, что ты счастлива и представлял себе, что у тебя уже родился ребёнок. Я не посмел искать тебя. Я был уверен, что Жизнь мудрее нас, и ты должна быть счастлива с другим. У меня теперь двое детей и жизнь сложилась вроде по общему сценарию, придуманному человечеством. Ты спасла мне жизнь, но погубила меня, приняв решение за нас двоих. Могу ли я себя назвать счастливым? Всему свету я отвечу- ДА! Одной тебе скажу — НЕТ! Что ищешь ты в Стокгольме? Счастье не живёт далеко. Счастье всегда на расстоянии одной мысли. Одного — ДА и одного — Люблю... Лгунья ты моя, Эльмира...

«Здравствуй Олег!

Я решила написать тебе письмо. Столько лет прошло, и ты, быть может, забыл меня.

Но всё же... Я лишь хочу, чтобы ты не переживал за меня напрасно. Сердце подсказывает мне, что я должна послать тебе весточку. Я уверена, что у тебя всё хорошо. Я должна сказать тебе правду. О себе. О нас. Я не могу не сказать тебе это. Когда я покидала Самарканд, я всё ещё сомневалась. Но теперь знаю точно, что ты и я ошибались. Мы никогда не любили друг друга. Ты был благодарен мне за то, что я спасла тебе жизнь, а я была очень одинока, и приняла твою теплоту. Судьба сделала верный шаг. Мы с тобою навеки брат и сестра. В твоих жилах моя кровь. То, что мы были близки физически — это было нашей ошибкой. Я вышла замуж за Шамиля и родила двух сыновей. Они очень похожи на моего отца. Я счастлива! Муж обожает меня и бережёт. Мы очень любим друг друга. Видишь, как удачно всё у нас сложилось. У тебя своя семья, у меня своя. Я хочу, чтобы ты знал, что твоя сестрёнка живёт хорошо, и вспоминает о тебе с нежностью. Забудем нашу с тобой ошибку. Я думаю, что ты, наконец, понял, что любил и любишь свою жену. А я лишь совершила большую ошибку вместе с тобой. Но это уже в прошлом. Будь счастлив, дорогой брат! Береги себя! И целуй за меня своих детей. Прощай! Эльмира»

Шамиль держал в руках письмо, стоя у окна. Он поспешно набрал номер телефона старушки, у которой снимала комнату Эльмира. Он был уверен, что услышит голос Эльмиры. Две недели назад он сделал ей предложение. Она обещала подумать. Все эти дни он мечтал услышать её короткое — Да! Судя по письму, он понял, что она решила навсегда порвать с прошлым, и даже назвала его своим мужем. Он улыбался своему отражению на стекле шкафа в предвкушении радости.

- Ты кто? Ааа, который доктор? Нет её. И не будет. Улетела она, на самолёте пару дней назад. Сказала, что навсегда. А куда не сказала - проворчала старушка, которая всегда роняла телефонный аппарат в прихожей. На этот раз она уронила его снова, и связь оборвалась.

Улетела? Куда? Если бы она не перепутала адреса электронной почты, возможно, он знал бы сейчас о её решении. Не долго думая, Шамиль написал ей письмо. Письмо вернулось через минуту с сообщением, что такого адреса не существует. Удалила почтовый адрес. Значит, прощалась. Но как узнать адрес е- майла Олега? Как? Да и нужно ли?

Шамиль достал из кармана серёжки с топазом которые собирался подарить ко дню её рождения через три дня. Взглянув на них, отложил в сторону и лёг на диван.

Шамиль вспомнил, как они познакомились год назад в маленьком кафе у дома, куда он часто забегал позавтракать после ночной смены. В то утро, Эльмира сидела в углу, за столиком у окна. Она выглядела моложе своих тридцати лет. Каштановые волосы были собраны в хвост, и серебристая оправа очков подчёркивала её небольшие серые глаза с густыми короткими ресницами похожие на чёрную тесьму.

- Пригласишь меня в гости? — спросил Шамиль, спустя несколько минут после знакомства.

- Нет

- Почему?

- Потому что ты чужой -ответила она строго, прищурив глаза от лучей солнца, коснувшихся её белого как шёлк лица.

- Я тебя украду — пошутил Шамиль, взяв её за руку. Эльмира посмотрела на него испуганными глазами. Такими же глазами она смотрела на Шамиля, когда он сказал ей о своих чувствах и предложил выйти за него замуж.

- Шамиль... Я уважаю тебя — начала оправдываться вместо ответа Эльмира.

- И? 

- Я не верю тебе

- Потому что ты не веришь себе — возразил Шамиль.

- Заслуживаю ли я твою любовь? — спросила Эльмира, глядя ему в глаза. Он всегда волновался, когда она смотрела на него. Она смотрела поочерёдно сначала в один глаз, потом в другой. Словно сравнивала их и искала различия. Он никогда не замечал, чтобы так смотрели в глаза другие люди. Так умела только Эльмира.

- Разве можно вообще заслуживать любовь? Почему мы принимаем любовь как награду? — спросил её Шамиль вместо ответа. Эльмира, лишь опустила глаза. Он был старше её всего на три года, но ему часто казалось, что она совсем маленький ребёнок, который нуждается в защите.

Шамиль окунул голову в помятую подушку, которая верно хранила запах её духов. Он вспомнил, как она возбуждалась, когда он прикасался ладонями, к полоске пота под её грудью в летний день... Шамиль стиснув зубы, ударил кулаком подушку и тяжело вздохнул.

Уже три недели как Эльмира приехала в город Павлодар, расположенный на правом берегу реки Иртыш. В прошлом — это был военно-казачий форпост Коряковский. Почти два века назад город был преобразован в защитный город Павлодар указом императора Александра II в честь наследника престола - Павла.

Она поселилась в однокомнатной квартире по улице Луначарского, и устроилась работать в среднюю школу учителем географии.

После уроков Эльмира как обычно смотрела в окно в пустом классе. Дождь стучался в окна школы, словно хотел донести что-то важное для тех, кто одинок. Третью ночь под подряд ей снился Шамиль. Эльмира вспомнила, как однажды он лил вот такой же дождь, и он обнял её прямо на улице, и произнёс шёпотом:

- Я не отдам тебя никому! Я сразу понял, что ты моя

- А если я тебя предам? — спросила Эльмира еле слышно.

- Нет, ты не сможешь!

- Иногда люди предают для того, чтобы спасти. Чтобы любимый человек был счастлив с другим человеком — произнесла Эльмира, вырываясь из кольца его сильных рук. Шамиль не обращая внимания на последние слова, снова обнял её. 

- Ты у меня самая красивая. Ты- идеальная!

- Нет. У меня кривые зубы

- Не говори так. Скажи, что ты идеальная, и ты будешь ею.

- Хорошо, я идеальная — согласилась Эльмира.

- Умница моя! — прошептал Шамиль, крепче прижимая к её себе.

Эльмира провела указательным пальцем по стеклу окна, словно мелом по доске и начала писать имя Шамиля медленно, по буквам как школьница.

«Шамиль... Может быть, мы с тобой могли бы быть счастливы? Ты очень нежно относился ко мне. Что ещё нужно было моей бесприютной душе? Глоток счастья... Прости меня Шамиль за то, что я боюсь счастья. Хочется плакать. Хочется быть самой собой. Слабой, беззащитной. Нельзя! Нужно быть железной, сильной и равнодушной.

Да здравствует одиночество, что собирает наши чувства в сплав, и скрывает внутри нас. Ты был прав Шамиль. Я не верю в счастье потому, что не верю себе...«

Эльмира вспомнила его иссиня-черные как маслины глаза. Прямой длинный нос, густые чёрные брови и пухлые губы. Шамиль был очень красив. В больнице, в которой он работал, все медсёстры были в него влюблены. Эльмира чувствовала себя неловко каждый раз, когда они гуляли по городу. Девушки не скрывали интереса к Шамилю, и в их глазах Эльмира читала вопрос: Что он в ней нашёл? Эльмира сама хотела знать ответ на этот вопрос.

Открылась дверь класса, и на пороге появился сторож Евгений. Он был немногословен и замкнут, но к Эльмире проникся отцовским теплом за этот короткий отрезок времени. Он жил прямо здесь, в школе. Вахтёрша как -то рассказала Эльмире, что он приехал из России три года назад и, растратив все свои сбережения , потерял паспорт, устроился работать сторожем. Никто не знает, чем он занимался по жизни и что искал в Казахстане. Говорят, что в школу он пришёл в старой порванной куртке и полным пакетом книг. Эльмира часто задерживалась после уроков и видела, как Евгений заваривает себе чай, медитирует на коврике в учительской комнате, и бреется в мужском туалете.

- Опять задерживаешься? — спросил Евгений, показывая зубы и дёсна в своей широкой улыбке. Никто не знал его точного возраста. Он скрывал от всех дату своего рождения. На вид ему было чуть больше сорока пяти лет. Его жидкие русые волосы вились на кончиках, придавая его серьёзному лицу ребячество. Он был невысокого роста с небольшим животом, выпирающим из — под футболки как половинка овальной дыни.

- Да. А куда мне торопиться? Так хоть с тобой поговорю. Расскажи что-нибудь?

- Тебе нравится твой дом? -спросил неожиданно Евгений

- Я же снимаю квартиру. Нет у меня дома своего.

- Я спросил о другом доме.

- О каком?

- О твоём внутреннем доме.

- Не знаю, нравится или нет. Внутри моего дома маленькие войны — ответила с улыбкой Эльмира.

- Одиночество — это великая война, выиграть которую можно лишь вдвоём — добавил Евгений, и начал рассматривать рисунки на парте. Помолчав несколько минут, он добавил:

- Всё, что делают люди на земле на девяносто процентов - пустое. Ты понимаешь, о чём я? 

- Нет. Объясни.

- Обиды, страхи, тяга к материальному. Всё это пустое.

- А что не пустое?

- Любовь во всех проявлениях. Любовь к Жизни, к Родине, к людям, к детям.

- Это старые истины — перебила его Эльмира.

- Люди забывают старые истины как прошлогодний снег. Древние греки считали, что любовь это космическая сила. Они были правы! Это мы приземлили любовь и мучаемся. Люди научились принимать даже зло как неизбежность. А ведь зло — это катастрофа. Но от неё можно спастись лишь добротой.

- Женя, а что по — твоему доброта?.

- Доброта- это когда ненависть не живет даже на кончиках ногтей- ответил Евгений. Эльмире нечего было добавить.

- Что тебя мучает? — спросил Евгений стуча пальцами по парте.

- Совесть.

- Будь чиста, и совесть будет не нужна. Возмущаться на себя — значит, обижаться на Всевышнего. Твой каждый новый день лишь копия вчерашнего дня. Так?

- Так.

- Знаешь почему?

- Почему?

- Завтрашний день не приходит к таким как ты. Потому что ты, не отпускаешь прошлое. По замыслу Всевышнего завтрашний день не должен быть похож на прошлый. Каждый день уникален. Отпусти прошлый день, и твоё „завтра“ придет непохожим на остальные дни.

- Я боюсь — призналась Эльмира.

- Твои страхи сильнее желания быть счастливой? — спросил на выдохе Евгений.

- Да.

- Что ты говоришь? Ты безответственная! Нужно отвечать не только за свои слова, но и за мысли! И, прежде всего, отвечать перед самим собой! В душе есть ячейки, они заполняются, и снова опустошаются — рисуя на парте квадратики, объяснял Евгений.

- А если некоторые ячейки всегда заполнены мыслями об одном человеке? — спросила Эльмира. В этот момент открылась дверь, и уборщица с полным ведром воды и тряпкой обнимающей швабру вошла в класс. Евгений вышел, опустив глаза. Эльмира проводила его взглядом, и начала собираться домой.

Прошло семь месяцев. Эльмира так же работала в школе, и старалась уходить домой сразу же по окончании занятий, избегая разговоров с Евгением. Однажды, после родительского собрания, когда Эльмира собиралась выйти из класса, они столкнулись на пороге.

- Когда рожать? -спросил Евгений уставившись своими большими чёрными глазами на выпирающий живот беременной Эльмиры.

- В конце июля — ответила Эльмира и покраснела.

- Он знает, что ты ждёшь ребёнка?

- Нет

- Почему не скажешь? — замахав руками в воздухе, возмутился Евгений. Эльмира промолчала.

- Он тебя бросил?

- Нет. Это я его бросила- ответила Эльмира, и собралась пройти мимо, поглядывая на часы и делая вид, что опаздывает. Евгений завёл её в класс и закрыл дверь.

- Почему? — спросил он, подавая ей стул.

- Понимаешь, если бы я была уверена в том, что сделаю его счастливым — не думая о себе, я осталась бы. Я его не любила — ответила Эльмира присаживаясь, и отвернула взгляд к окну.

-Даже с любимым человеком нет гарантии на счастье. Гарантию дают на технику. А счастье это мистика! Аномальное явление! Стихия! Счастье - это ветер, который сможет поймать не каждый — пытался объяснить Евгений.

- Закроем эту тему? — попросила Эльмира.

- Ещё не поздно! Не поздно перевернуть свою жизнь! И не только свою жизнь! И жизнь своего ребенка, и его жизнь! Еще не поздно поймать за хвост улетающее счастье! — повышая голос, продолжал Евгений.

- Я не могу...

- Любовь не птичий помёт, который падает на голову, нужно идти любви на встречу — сказал Евгений, и выбросил в урну белую от мела тряпку, которая упала с подставки у доски.

- Я вчера узнал, что у нас в городе частный родильный дом открылся. Рожай там. Говорят, что молодые специалисты с разных городов приехали — понижая тон, произнёс Евгений.

- Хорошо- вполголоса сказала Эльмира.

- Вот адрес. Они находятся в здании бывшей женской консультации при областном роддоме. Я ходил туда. Там уютно тебе будет - произнёс с теплотой Евгений, протягивая ей помятый тетрадный листочек с адресом, написанным размашистым почерком.

- Спасибо Женя.

- Меня не будет уже на днях в городе. Уезжаю я.

- Куда?

- На родину. Мать умерла. Да и мне не много осталось.

- Что ты такое говоришь? Как это немного? Ты же молодой!

- Младенец я. Умру для того, чтобы родиться снова. Скоро другая женщина родит меня для новой жизни.

- Чтоооо? — испугалась Эльмира.

- Я знаю, что моя следующая жизнь уже на пороге. Значит, как змея в сезон сбрасывает кожу, с этой жизнью мне нужно прощаться. Ты не бойся! Это не самоубийство. В общем, тебе не понять. Ты главное, ребятенка береги и себя.

- Не пугай меня так!

- Не пугаю. Сама потом убедишься, что я прав был. Я вот всё боялся, что сказать тебе не успею. За всю свою жизнь, ни разу не признался я Жизни своей в любви. Жил так, словно она мне должна осталась. Нарубил, в общем, дров. Ты не повторяй моих ошибок. Когда-нибудь настанет момент, когда будешь чувствовать себя счастливой, да так, что слёз не удержишь. Скажи Жизни, что любишь её, и поблагодари. Она услышит! Люди благодарят жизнь лишь, когда смерть на пороге — произнёс Евгений и, открыв окно класса начал петь какую- то песню о солнечном затмении и воде, которая моет ноги детей Бога.

Через неделю сотрудники из школы сообщили, Эльмире, что Евгений попал в автомобильную катастрофу по дороге в Россию. Эльмира вспомнила его слова — Я умру, чтобы родиться снова... Евгений был прав. Все мы младенцы для будущих жизней...

Машина скорой помощи ехала по полупустому ночному городу. Из-за прошедшего ливневого дождя с градом на улицах города лежали поваленные деревья. Эльмира поглаживала живот, и кусала губы. Воды отошли, и начались боли в пояснице.

Когда медсестра помогала Эльмире взобраться на кресло, она услышала в коридоре знакомый голос.

- Подготовьте её! 

Через минуту Эльмира увидела перед собой Шамиля. Они встретились глазами. Шамиль растерялся на мгновение, но крик Эльмиры заставил его прийти в себя. Роды были сложные. Шамиль, на лбу которого время от времени появлялись капельки пота, одной рукой надавливал на живот руками, чтобы помочь Эльмире, когда она тужилась, а другой рукой поддерживал её голову.

- Я больше не могу! Режьте меня! — кричала Эльмира.

- Ты сможешь сама родить! Ты сильная! — кричал Шамиль.

Эльмира тяжело и часто дыша, чувствовала, как малыш проходит внутри неё, вырываясь на свободу. Когда появилась головка ребёнка, Эльмира сцепилась руками за рукав медицинского халата Шамиля.

- Ребёнок сейчас задохнётся! Эльмира! Тужься! Тужься! - просил Шамиль.

- Что ты мычишь как корова? Ты уже всех тут распугала - крикнула на Эльмиру медсестра с короткой стрижкой и шприцом в руках.

- Не кричи на неё! — возмутился Шамиль и, посмотрев в глаза Эльмире, с теплотой в голосе произнёс:

- Соберись силами. Осталось совсем чуть-чуть. Через несколько минут, Эльмира услышала крик своего младенца.

- У тебя родился сын! Вон, какой красавец! — произнесла старшая медсестра, и положила сына на живот Эльмире. На её теле плачущий ребёнок сразу успокоился.

Эльмира дотронулась руками до его мокрой головы, и на её щеках появились слёзы. Ей казалось, что это происходит во сне. Она поняла, что никогда в жизни не была так счастлива как в эти минуты, когда её малыш дышал и сопел, познавая первые мгновения жизни.

Под утро Эльмира лежала в палате. Она не смогла уснуть, прислушиваясь к голосам новорожденных пытаясь расслышать плач своего малыша. Она приподнялась с кровати, оттого что ей показалось, что плачет её сын. Плач усиливался, словно приближался. Она была уверена, что на кормление несут её ребёнка. Через несколько минут дверь открылась, и на пороге появился Шамиль с младенцем в руках. Эльмира улыбнулась. Она не ошиблась. Из сотни голосов других детей, она узнала плач своего ребёнка.

Груди, наполненные молоком, давили лёгкой тяжестью, и Эльмира взяв на руки сына начала его кормить. Шамиль присел рядом у кровати. Эльмира не могла смотреть ему в глаза. Шамиль разглядывал её груди, вырвавшиеся из распахнутого верха халата. Полные груди были ещё красивей, чем тогда, когда он в первый раз прикоснулся к ним чтобы поцеловать. Ему всегда нравились рассыпанные близко, мелкие родинки на её груди и шее, похожие на мак упавший из рук кондитера на свежее тесто. Он вспомнил, как касался этих родинок кончиком языка, когда они оставались наедине. Он пытался считать их количество, но каждый раз сбивался со счёту...

- Спасибо доктор. Вы помогли мне — не отрывая глаз от ребенка, тихо произнесла Эльмира.

- Не доктор, а муж. Я знаю, что это мой сын. Я же сказал, что никому тебя не отдам. Хотя долго не смогу тебя простить за этот побег. Я не знал где искать тебя. В каких городах. Мне предложили поработать в этом городе, и я согласился, не ведая, что ты прячешься от меня здесь. И уж тем более не думал, что приму роды на своего сына — говорил Шамиль, наблюдая за процессом кормления. Эльмира подняла на него глаза и застыла. В ней проснулось желание сделать Шамиля самым счастливым человеком. Он словно прочитал её мысли - растерянно улыбнулся.

- Ты получил моё письмо?

- Нет. И рад, что ты перепутала адреса. Твоя ложь оказалась предсказанием.

- Перепутала? Не может быть! — испуганно произнесла Эльмира.

-Я люблю тебя. И готов нести за это ответственность - произнёс Шамиль.

- Какая ответственность? Перед кем?

- Перед Богом. Когда ты исчезла, я понял, что просто любил. Я не испытывал ответственности за твою жизнь. Обижался на тебя. Все мы эгоисты, когда любим. Мы считаем, что любовь это чувство достойное только восхищения. Лишь спустя время я понял, что прежде чем сказать тебе о своих чувствах, должен был принять на себя ответственность — взволнованно говорил Шамиль, выговаривая, словно по отдельности каждое слово.

- А завтра твоё „Завтра“ будет лучше, чем сегодня Шамиль - нежно произнесла Эльмира.

- Ты делишь „Завтра“ на моё и твоё. Ты ждешь своего завтрашнего дня, я жду своего. Так рождаются в мире одиночества, когда люди по- отдельности ждут своё „завтра“- возразил Шамиль с обидой в голосе.

- Прости меня — вполголоса сказала Эльмира, и опустила глаза.

- Я счастлив уже несколько часов. Счастлив, как никогда в жизни. Ты сделала меня самым счастливым человеком на Земле. Не прячься от Судьбы. Побег от неё, приведёт обратно. — произнёс Шамиль поглаживая её лицо своей рукой. Малыш, причмокивая, сосал грудь, и Эльмира взяла в руки его крохотную ладошку, целуя нежно губами его пальчики. Шамиль подсел на корточки рядом, и вытер рукой слезы на щеках Эльмиры.

- Доктор! У роженицы из третьей палаты кровь! — послышался крик медсестры в коридоре, и Шамиль, выбежал из палаты.

Малыш заснул на руках Эльмиры. Она смотрела на его лицо, улыбаясь, и вспомнив слова Евгения тихо прошептала:

» Спасибо тебе Жизнь! За сына и за любящего мужчину. За этот день и час. Благодарю тебя Жизнь за то, что душа моя познала счастье - видеть счастливым любящего человека! Я люблю тебя жизнь!»

Через неделю Эльмира с сыном переехали в небольшую квартиру Шамиля.

На улице снова был ливень. Эльмира проснулась от плача малыша среди ночи. Подошла к коляске, и начала покачивать её. Малыш не успокаивался, и она взяла его на руки. Включая ночную лампу, она заметила, что Шамиля нет в постели. «Наверное, срочно вызвали в больницу» — подумала она. Малыш открыл глаза, и начал шевелить ручками.

- Спи, малыш. Спи, мой зайчик. Мы с папой любим тебя. Папа любит твою маму. А мама любит папу. Когда папа вернётся с работы я скажу ему что люблю его. Да, малыш? — произнесла Эльмира нежно, улыбаясь ребёнку который заснул через несколько минут.

Когда Эльмира уже легла в кровать, скрипнула входная дверь, и в коридоре показался силуэт Шамиля. Он тихо вошёл в комнату, и чтобы не разбудить жену с ребёнком, начал осторожно разворачивать цветы. Эльмира притворилась спящей.

Проснувшись утром, она прищурилась от солнечного света, и почувствовала аромат цветов у изголовья. Шамиль крепко спал отвернувшись к стене. На прикроватной тумбе Эльмира нашла открытку. Она развернула её и прочитала написанные красивым почерком Шамиля слова:

«Любимая! Все, что было важным для меня до того дня, когда Судьба мне снова подарила встречу с тобой и нашим сыном — теперь осталось пылью на подоконниках.

Я люблю тебя и нашего малыша. Ты, кажется, напророчила нам двух сыновей. Когда ты родишь второго мальчика, сразу же после родов, я по старинному болгарскому обычаю разотру твоё тело розовой водой. В этот раз не успел, я знаю, ты простишь. Впереди у нас с тобой целая жизнь. Я обещаю сделать тебя счастливой. Вместе с нашим сыном родилось наше счастье. Целую все твои маковые родинки...»