Картина от Пипиты



Валерию Буеву посвящается

Я смотрю в глаза твоих картин... У картин как у людей есть глаза...

И каждый штрих неповторим... Каждый оттенок – сердцем осязаем...

Я ничего не понимаю в живописи, но чувствую картины как ребенок, который не может объяснить, почему мне всё это нравится. Объясните деревцу, почему, ветер с листьями вечно забавится? Не умеют лица людей молчать. По их лицам, даже прогноз погоды на завтра можно читать...

Первая твоя картина: На грязно-жёлтом фоне крестьянский домик, деревья с красными и зелёными шапками, человек в огороде и белое пятно на небе. Вспомнила сразу же твои стихи:

ты уснула и стала мгновенно

одиноким, забытым навечно,

белым пятнышком во вселенной...

Почему я ищу параллели, читая твои (Ваши) стихи и разглядывая картины?

Я всё еще плаваю от берегов от Вы до бухты Ты... Ругаю себя, когда Тыкаю, и боюсь когда Выкаю... Хотя ты разрешил мне говорить с тобой на Ты...

Официальность нас укрывает от искренности как от Солнца – тканевые зонты...

На второй картине красный фон и две женщины... Люблю абстракцию за то, что в картине вижу свои образы, которые всегда странные... И на красном небе плачет солнце с лицом старухи... Я вижу другой мир... Мир, которые никогда не жил внутри меня... В красном воздухе две женщины- щебетухи поссорились из-за упавшего на пол угля...

На следующей картине я вижу размытую фигуру мальчика с поломанными крыльями... Он сам их сломал? А может это не мальчик вовсе, и крылья тоже не крылья? Художник, наверное, ты устал от похвал, и вся твоя жизнь стала былью? Я не верю, что всё эти образы ты сам рисуешь... Без Бога и Музы не обошлось... Скажи, с какой из Муз ты флиртуешь? Недаром ведь всё в тебе тонко сплелось: Художника кисть и перо поэта... Ты улыбнешься, оставив вопросы мои без ответа..

А на этой картине я вижу женщину... Она некрасивая... У тебя есть стихи о некрасивой женщине:

Красивая женщина – для всех,

Некрасивая – для меня,

Искупить готов я природы грех,

Знак судьбы своей поменять.

Я не делю твои картины и стихи... Картины – это цветная поэзия на холсте. Поэзия – картины, которые рисовали разными цвета словами...

Помнишь? Ты как – то сказал, что Жизнь то, она одноразовая. И спросил, верю ли я в реинкарнацию? И я ответила что верю. Согласна быть даже кошкой в следующей жизни- но жить!

Только вот не знаю, какого бы ангела на следующую жизнь ублажить...

Я уверена, что ты потерял счёт своим творениям...

Ни одна твоя картина не скажет, как холодно было их тонким телам на таможенных границах. И смотрели люди в погонах на рамы, а не на лица...

На картине в моём кабинете, изображена девушка, которая обнимает статую мужчины. Я подумала о том, что художники – счастливчики и эгоисты.

Вот я написала стихотворение или прозу. И мне скажут – исправь то, замени это. И я действительно начну это делать. Мало того – с благодарностью!

А была бы я художница мне сказали бы – мдааа. И никто не посмел бы сказать – перекрась это в другой цвет. Художник свободней поэта. Но и эгоистичен. Может Бог помилует, и сделает меня в следующей жизни художницей... Надоело душе быть в этой жизни обстоятельств наложницей...

Жаль, Валер, что картинка с падающими солнце-апельсинами уже продана...

Есть картины и книги, которые купишь на последние деньги, а есть такие работы, над которыми стоишь и думаешь- купить это, или лучше новую сумочку? Твои картины с акцентом на синие краски меня впечатлили. Люблю синий цвет. Стихотворение можно прочитать выучить и носить в себе, а на картину смотришь и тонешь в ней. Но не унесешь штрихи и линии как слова. Не запомнишь весь сюжет, только образы и кусочки, осколки, лоскутки... Живопись таит в себе больше недосказанности, чем поэзия...

А недосказанность тонким лезвием, режет канаты наших растерянностей, едва коснувшись... И входит привычно бессонница в дом не разувшись...

Незадолго до смерти с грустью заметил писатель Максимов: литература больше никогда не будет формировать общественное мнение... Значит, осталась надежда на художников?

Или может быть на молчаливых сапожников, которые не любят в чёрных смокингах безбожников? А я вот ем сладкий зефир и смотрю на твои картины... Убегаю из рутины в твоей души такие разные глубины...

Мы друзья с тобой, хоть и пребываем на разных концах Земли...

Быть другом большая ответственность. Друг знает больше чем родители или братья. Друзья, как затерявшиеся в море корабли, по разорванным парусам находят друг друга...

Как люди становятся друзьями? Невозможно заключить с человеком контракт на дружбу.

Дружба начинается с взгляда, слова или улыбки... Друзья закрашивают белым цветом прощения наши ошибки.

Ты никого не учишь жить. Мне это нравится в тебе. Художник и поэт всегда понимает, что люди не осваивают главных уроков от других людей. Только сама жизнь имеет право давать уроки. А мы, среди людей одиноки и ставит нам совесть жирные тройки в дневниках, в которых домашним заданием было – Счастье...

А я часто вспоминаю твои слова, что нужно привыкать быть в меньшинстве...

И часто пребываю в меньшинстве своего Я... но иногда это Я увеличивается и тянется руками к небесному дну и находит новые образы вместе звёзд. Это я любит небо как чёрный дрозд...

А ещё я вспоминаю с улыбкой, как ты называл меня Пипитой, девушки, которая запомнилась тебе из итальянской оперетты и советовал мне выйти замуж за американца с фамилией Мит, и, прочитав в паспорте ДинаМит, ко мне обращались бы все осторожно.

Это тоже ведь счастье жить иногда несерьёзно?

А ты также не можешь сосредоточиться, когда кто-то ходит за спиной или слышно из подъезда шаги по лестнице? Выпекаешь портреты, как горячие пирожки и прячешь тюбик с рыжей краской как улыбку перед фотографами?

Не спишь полночи и забываешь, как выглядят розовые рассветы ?

Нет в этой жизни счастья абонементов...

Художник – счастливый человек. Работа не контролируется начальником-самодуром, нет ревизий... Сидит себе под старым абажуром и любуется улыбкой Моны Лизы...

Лишь только шепчет грусть, что импрессионисты взорвали памятник Сальвадору Дали, а Главный Художник женился на девочке с персиками...

Это мы, в масштабах ежедневников и производственных календарей придумали стандарты счастья... А в масштабах вселенной есть другие образы счастья.

Когда звонит телефон и голос с другого конца нашей планеты просит тебя:

«Не простудись, художник» Что нас тянет к чему – то далёкому от стандартного счастья? Тянет к тому, кого знаешь не больше нескольких дней... Но тянет так, словно этот кто-то был тебе соседом в прошлой жизни, стрелял сигареты и наливал чай в свою любимую кружку... Или предложит под голову мягкую подушку, когда засыпаешь, листая скучные каналы телевизора...

Мне никогда не понять, как колдует кисть. А кто понимает ведь не расскажет...

Никто не учит вдохом колдовать, вдоха глубину не покажешь... На полотнах сохнет краска... Воздухом? Ветром? Бред! Я видела, Валерка, ты на картины дуешь... И потому я гляжу с опаской, как ты все это рисуешь... Я не умею рисовать, лишь кисточками ресниц рисую сон... Научи меня рисовать? И я нарисую розы бутон...

Когда я училась в школе, преподаватель по истории с редким именем Салават рассказал мне легенду о знаменитом художнике. Этот художник сделал выставку своих картин сел у входа здания, чтобы провожать и встречать посетителей. Люди выходили и хвалили многие картины, но одна картина вызывала восторг у старика и ребёнка, женщины и мужчины, никто не остался равнодушным к этой картине.

И когда один старец, который недолюбливал художника и не ходил на выставку, услышав от людей о божественной картине, решил взглянуть и пришёл последним на выставку.

Он увидел эту картину. На белом холсте была маленькая черная точка в центре. И внизу надпись: «Белый дракон»

– Эта и есть та самая картина, от которой все были в восторге? Что же в ней необыкновенного? – возмущенно спросил старец.

– Эта самая лучшая моя картина. В ней каждый человек видит своего дракона. Такого, какого они придумали себе в своём сердце – ответил художник.

Вот такая легенда...

Передо мной белый лист бумаги. Художникам не дарят картины. А я хочу тебе подарить! Смотри! Вместо солнца, я накрашу губы красной помадой и поцелую белый лист в верхнем углу. Поцелуй же похож на красное солнце?

Серыми тенями я нарисую асфальт и растушую кисточкой, синими тенями море...

Пудру насыплю, будто лежит песок и блесками пройдусь по синему цвету – чтобы получилось, словно упали в воду звёзды... Не хватает в этой картине дождя...

Достаю флакончик любимых духов Kenzo и щедро брызгаю по этой картине...

Заворачиваю в конверт. Нравится? Скажи – Да!  Чтобы я улыбнулась...

Я хочу, чтобы ты был счастливым всегда! Счастье не книга и не украшение, которое можно купить или подарить... Счастье, наверное, больше обречённость души... Той души, которая верила, ждала и добротой своей коснулась белых рук доброго Бога...

Злого Бога не было и нет, его придумали несчастные люди...

Я хочу, чтобы белые руки Бога рисовали картину твоей жизни светлыми красками, пока ты рисуешь среди тюбиков, кисточек и рамок – добрый мир вокруг нас...

Когда сентябрь согнёт в кулачке двадцать первый палец со стриженым ногтем, я скажу тебе: С днём рождения, художник!

Твоя Пипита Дьяволо.